office-telephone-2 +3 8 067 728 80 10
skype-logo amaliyamakarenko
close-envelope makarenko.amaliya@gmail.com

 

uslugi-personal-konsultacii uslugi2 uslugi2-4 uslugi-online-konsultacii uslugi2-6

СУПЕР-ЭГО и СОВЕСТЬ

Автор — Амалия Макаренко

Супер-Эго — внутренний голос, критикующий любые предпринимаемые человеком действия, мешающий своей критикой их осуществлению. Те, кто занимается психологией человека, обнаруживают эту часть личности достаточно часто. Ее называют разными именами: Супер-Эго, «внутренний критик», «плохой Родитель». Практически каждый человек знаком с ситуациями вмешательства чего-то изнутри. Чаще это называют «внутренним голосом». Этот голос склонен говорить одно и то же, а его тональность сопоставима с тоном прокурора. Этот голос чаще всего говорит: «Ты плохой», или: «Все, за что ты не возьмешься, коту под хвост». Обычно он появляется, когда человек решается на что-то смелое и новое. Тут же можно услышать: «Это глупости. Ничего не выйдет». Этот голос имеет весьма ограниченное понимание и ему не свойственно сострадание. Когда вам плохо, этот голос не проявит сострадания и не поинтересуется, почему. Скорее всего, он скажет: «Сам виноват. Тебе необходимо было… Ты должен был… Сто раз я уже говорил тебе…». Иногда появление Супер-Эго похоже на подзатыльник. Человек чувствует, как он сжимается. Оно несет в себе наследие родительских поучений и критики, но в то же время является чем-то гораздо бoльшим.

Супер Эго и Совесть

Обычно то, что говорит Супер-Эго, совершенно не соответствует действительности. Оно реагирует лишь на отдельные части ситуации и в нем нет оценки целостной ситуации. Супер-Эго чаще воспринимается как нечто такое, что приходит «ко мне». Оно предстает как некая возвышающаяся авторитетная фигура с поднятым перстом, наставляющим его. Наставления воспринимаются как идущие откуда-то сверху.

Ю. Джендлин делает очень важное замечание, говоря о том, что можно думать, что Супер-Эго — это часть нас самих. Но в другом смысле, если рассматривать Супер-Эго как определенный способ переживания того, что происходит, оно по своей природе не есть «мое». А то, что есть «моим», во время вторжения Супер-Эго отступает, защищает себя, прячется и сжимается. Негативное отношение Супер-Эго стоит поперек нашей дороги. Повинуясь этому строгому голосу мы не в состоянии действовать максимально эффективно. После вторжения Супер-Эго мы превращаемся в мрачных, отупевших, зажатых, не способных эффективно функционировать.

Супер-Эго действует на автомате, независимо от ситуации. Вмешательство Супер-Эго не основано на фактах и в нем нет информации о ситуации. В терапии своих клиентов я часто наблюдаю вторжение Супер-Эго, приводящее к упрощению. Например, клиент говорит, что он «просто» опускает голову и не смотрит на меня, или «просто» говорит о себе во втором лице. Обращение к чувствуемому ощущению, связанному с любыми обстоятельствами, приводит к тому, что происходящее раскрывается во всей его сложности. Вышеописанные характерные признаки посланий Супер-Эго дают возможность достаточно легко распознать их. Но вмешательство Супер-Эго может происходить и без каких-либо явных посланий. Оно может заявлять о себе, не используя вербальные послания. В этом случае распознать его сложнее. Например, всякий раз, когда появляется определенное чувство, возникает боль. Может понадобиться много времени, прежде чем появится понимание, что боль связана с табу, не позволяющим проявляться чувству. Так как организм един, энергия Супер-Эго является собственной энергией человека, которая обращена против него самого.

Один из аспектов работы с Супер-Эго заключается в том, чтобы вернуть эту энергию обратно. Вовсе не обязательно тратить много времени, стараясь убеждать в чем-то Супер-Эго или защищаться от него. Можно сделать проще, сказав: «Да, да. Я уже слышал это миллион раз, возвращайся, если придумаешь что-то новенькое». Еще лучше ничего не говорить, а просто махнуть рукой и таким образом отделаться от Супер-Эго. Когда вы слышите грозный голос Супер-Эго, вещающий вам о том, что оно вас предупреждает, вы можете попросить его просто выйти за дверь. Или когда оно вам говорит: «Я только хочу тебе помочь, как ты не понимаешь!», следует сказать: «Тот, кто говорит со мной таким тоном, вряд ли хочет мне помочь». Если вы действительно отделаетесь от Супер-Эго, вы почувствуете облегчение и способность действовать энергично и решительно.

Если вернуться к тому моменту, когда вмешалось Супер-Эго, может возникнуть вопрос: «Почему Супер-Эго вмешалось именно в этот момент, когда я сделал (почувствовал) это?». Затем можно попытаться почувствовать, что именно стремилось сделать Супер-Эго: «Я чувствовал себя ранимым. Но оно не позволило мне испытывать это чувство». Следует иметь в виду, что частое выражение своего гнева еще не является надежным сигналом, что энергия направлена вперед. Проявляя упрямство и настойчивость по отношению к самым банальным событиям, с убежденностью в своей правоте обвиняя всех, кроме самих себя, человек постоянно пытается предотвратить внутреннее самоуничтожение. Самозащита в принципе не является высвобождением здоровой энергии гнева. Тем не менее, она требует уважения. Гнев является в этом варианте деятельности Супер-Эго хоть каким-то способом остаться живым и преодолеть препятствия. Супер-Эго часто смешивается с нравственностью.

Фрейд говорил, что Супер-Эго — это совесть.  Несмотря на то, что у большинства людей Супер-Эго смешивается с моралью, нужно отделять его от всего нравственного. В Библии сказано, что совесть — это «тихий голос Бога внутри нас». Совесть, как внутренний нравственный закон внутри человека, как представительство Бога в нём.

Согласно В. Франклу то, что называют совестью, погружено в бессознательную духовность (термин, введенный Франклом с целью расширения рамок бессознательной деятельности человека и разделения самого бессознательного на бессознательную инстинктивность и бессознательную духовность).

Совесть иррациональна и дологична. Существует дологичное постижение ценности, которое предшествует любой открыто выраженной морали. Это и есть совесть. Совести открыто не сущее, напротив, то, чего не существует, а лишь должно существовать. Это должное не является существующим, оно лишь должно быть осуществлено. Это не действительность, а лишь возможность.

Совесть предстает как интуитивная по своей сути функция: чтобы предвосхитить то, что должно быть осуществлено, совесть должна сначала его интуитивно постичь, и в этом смысле совесть действительно иррациональна и может быть рационализирована задним числом.

Задача совести – открыть человеку «то, что надо». «То, что надо» всегда одно, речь идет о чем-то абсолютно индивидуальном, об индивидуальном долженствовании, которое не охватывается ни одним общим моральным законом, но приписывается «индивидуальным законом».

Совесть всегда учитывает конкретность моего личного бытия. В норме, пишет Франкл, человек не стремится удовлетворить запросы своей совести и вообще существовать и действовать так или иначе вследствие своей совести, или чтобы быть избавленным от уколов совести, или столь же ядовитого Супер-Эго. В норме – человек принимает нравственные ориентиры не ради чистой совести, а ради человека или доброго дела.

Франкл подчеркивает, что чистая совесть никогда не может быть причиной благополучия, а всегда лишь его следствие. За человеческим сверх Я (Супер-Эго) стоит божественное «Ты»: совесть – это трансцендентное «Ты». С точки зрения экзистенциального анализа Бог никоим образом не является образом отца. Наоборот, отец – это первый конкретный образ Бога, который складывается у ребенка. Отец не является прообразом всего божеского; верно противоположное: Бог – это прообраз отцовства. Только онтогенетически, биологически, биографически отец первичен; онтологически же первичен Бог. Психологически отношение ребенок-отец предшествует отношению человек-Бог, онтологически первое отношение – не образец, а отражение. Что следует из того, что Бог выступает как невидимый свидетель и наблюдатель? Франкл предлагает следующую аналогию. «Актер, стоящий на подмостках, точно так же не видит тех, пред кем он играет; его ослепляет свет софитов и рампы, а зрительный зал погружен в темноту. Там не менее, актер знает, что там, в темном зале сидят зрители, что он играет перед кем-то. Точно так же обстоит дело с человеком: выступая на подмостках жизни и ослепленный сверкающей на переднем плане повседневностью, он все же мудростью своего сердца всякий раз угадывает присутствие великого, хоть и незримого наблюдателя, перед которым он отвечает за требующееся от него осуществление его личного конкретного смысла жизни».

Литература:

1. Джендлин  Ю. Фокусирование. Новый психотерапевтический метод работы с переживаниями.

2. Франкл В.  Человек в поисках смысла.

Поделиться в соцсетях: