office-telephone-2 +3 8 067 728 80 10
skype-logo amaliyamakarenko
close-envelope makarenko.amaliya@gmail.com

 

uslugi-personal-konsultacii uslugi2 uslugi2-4 uslugi-online-konsultacii uslugi2-6

891

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ВЫМЫСЕЛ КАК МОДЕЛЬ АНАЛИЗА ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ. ЛИЦОМ К ЛИЦУ

 Автор – Амалия Макаренко

 

Посвящается «хорошим девочкам»

Как у любителя хорошего кино, а также преподавателя психологии, старающегося всеми возможными способами увлечь студентов в постижение психической жизни человека, на сегодняшний день в моей коллекции накопилось немало художественных фильмов, дающих пищу для размышления над природой человека, его конфликтов, мотивов, поведения, а также над силами трансформации для более полной, если хотите «живой» жизни. Этой коллекцией фильмов и своими размышлениями над ними я  поделюсь в цикле эссе.

Метры,  чьи имена ассоциируются со становлением психотерапии как самостоятельной области знания, – З.Фрейд, К. Г. Юнг, А.Адлер, – часто обращались в своих трудах к примерам из мировой литературы. З.Фрейд уделял особое внимание художественному познанию внутреннего мира человека и, описывая истории болезни, осознавал художественное влияние, признаваясь в том, что пишет клинические случаи как новеллы. Возможности обращения психологии к произведениям искусства многочисленны, в первом приближении можно выделить следующие. 1. Анализ произведения искусства как модель анализа психической реальности, осуществленного не психиатром, психологом, а художником. 2. Использование произведения искусства в качестве терапии. 3. Анализ внутреннего мира автора художественного произведения, отраженного в образах созданных героев. В цикле запланированных мной эссе я обращусь в основном к первым двум возможностям.

Немалое количество женщин, оказались под влиянием паттерна покорных, преисполненных долга дочерей. Для того, чтобы начать жить настоящую полную жизнь, этим людям необходимо увидеть, что этот обязывающий паттерн был сформирован кем-то другим. Чрезвычайно важно понять, что этот образ у них является спроецированным, а не собственным.

Мучительный кошмар, порожденный собственным сознанием, превратившегося в злейшего врага, заключая человека в «гроб» при жизни представлен в драме великого маэстро Ингмара Бергмана «Лицом к Лицу». Главная героиня фильма, Йенни (Лив Ульман) — психиатр, замужем за своим коллегой, имеет 13-летнюю дочь. Внешне жизнь Йенни весьма благополучна, успешна, спокойна и предсказуема. В самом начале фильма пациентка Йенни обвиняет ее в том, что она неспособна любить, проявлять слабость, носит маску персоны психиатра, тем самым удерживая власть и контроль. Эта конфронтация становится импульсом началу борьбы, порожденной бессознательным Йенни. Супруг и дочь Йенни уезжают на два месяца, и она остается со своими бабушкой и дедушкой, в чьих доме ее начинают терзать воспоминания. Она постоянно мысленно возвращается в те места, где росла, на фоне усталости, эмоционального истощения эти образы и сновидения постепенно вторгаются в ее предсказуемую, структурированную жизнь.

После нервного срыва и немотивированной импульсивной попытки суицида она оказывается в психиатрической лечебнице. В фильме делается акцент на галлюцинациях и сновидениях главной героини, которые возвращают ее в детство. Йенни боится не проснуться и испытывает невыносимые муки, оказавшись лицом к лицу с самой собой. Перед Йенни навязчиво появляется образ страшной старухи в темном одеянии, с вытекшим глазом. Образ зловещей старухи символизирует слепой, но, наряду с этим, бросающийся в глаза комплекс выполнения долга, руководящий жизнью Йенни. В детстве Йенни была очень привязана к своему отцу, доброму человеку, который был алкоголиком. Мать и бабушка, осуждавшие отца и смотрящие на него со снисхождением, провоцируют у Йенни чувство стыда по отношению к вниманию с его стороны. Затем происходит трагедия: родители Йенни погибают в авиакатастрофе. Йенни воспитывается у бабушки, в атмосфере жесткой дисциплины. Ценностями бабушкиного дома являются долг, дисциплина и контроль; никаких попустительств, лени и удовольствия. В процессе адаптации Йенни прогибалась — сначала для того, чтобы стать хорошей девочкой, после — добросовестной, исполнительной и надежной взрослой женщиной. Йенни переполнена ответственностью, исходящей от ее бабушки, но внутри нее живет измученный строгими предписаниями психологически изнуренный ребенок.

У Йенни начинаются галлюцинации, в ее психике осуществляется борьба с образами людей, от которых ей очень сильно хотелось избавиться. Однажды Йенни увидела себя одетой в красное платье и лежащей в гробу: она была мертва, но при этом чувствовала себя живой. Стараясь освободиться, край ее красного платья показался из гроба, но священник взял бабушкины ножницы и обрезал подол, чтобы ткань не мешала ему закрыть крышку гроба, после чего Йенни уже никто не мог увидеть. Протестуя, Йенни зажгла огонь прямо в гробу; на какое-то мгновение снова показалась ткань ее красного платья, из гроба послышалась борьба, а затем все поглотил огонь. Эта сцена образно повествует о том, что чувства Йенни заперты внутри, покоятся в гробу и стремятся из него вырваться, они хотят жить. Священник с бабушкиными ножницами – это прежние силы, которые принуждали Йенни быть исполнительной, контролирующей себя хорошей девочкой с приличным поведением. Бабушкины ножницы как бы отделяют Йенни от ее чувств — от красного платья, но бушующее пламя уже нельзя погасить.После нервного срыва и попытки суицида Йенни смогла прийти в себя и получить новые озарения именно благодаря этой галлюцинации. Становится очевидно, – держа все под контролем, она душит себя и губит свою жизнь, и до тех пор, пока она не избавится от стремления к контролю, путь к радостям жизни и любви закрыт.

Нервный срыв миновал, Йенни многое осознала, появился шанс жить по-новому, но Йенни пока еще стоит на границе той жизни, в которую должна войти, чтобы открыться себе и другим. Заканчивается фильм обнадеживающе: вернувшись в дом бабушки, Йенни понимает, что бабушка уже стара и многое пережила, и что теперь в каком-то смысле бабушка стала меньше. Символически это говорит о том, что негативное влияние бабушки уменьшилось. И тогда Йенни ощутила пробудившееся внутри настоящее чувство к бабушке. И теперь, когда Йенни снова видит старуху с вытекшим глазом, она ведет себя по-приятельски, проявляет по отношению к ней понимание и сочувствие, что необходимо для трансформации негативной внутренней фигуры.

Будьте там, где хотите, с теми, кого Вы выбрали, и такими, какие Вы есть на самом деле!

Поделиться в соцсетях: