office-telephone-2 +3 8 067 728 80 10
skype-logo amaliyamakarenko
close-envelope makarenko.amaliya@gmail.com

 

uslugi-personal-konsultacii uslugi2 uslugi2-4 uslugi-online-konsultacii uslugi2-6

Дело в теле: телесные истории

Автор -Амалия Макаренко 

Тело мне «спасибо» не скажет

и порой причиняет мне боль.

Для него по горам я лажу,

Окунаюсь в морскую соль.

 Р. Гернхардт

Тело может быть подходящим местом для самовыражения. Многие подростки стремятся найти и утвердить свое Я посредством тела, для некоторых из них это голодание или переедание, для других — повреждение или видоизменение тела; каким бы ни был способ, лежащая в его основе метафора: поиск идентичности, стремление к принятию и признанию. 

Дисморфофобия — расстройство преимущественно подростковое, в принципе расстройства пищевого поведения по типу анорексии (нервная анорексия и булимия) также можно воспринимать как ограниченную дисморфофобическую манию: тело слишком толстое, бесформенное, тяжелое. Чувство собственного достоинства полностью зависит от веса тела, мысли концентрируются не на том, чтобы успешно обустроить свою жизнь, а вращаются вокруг веса, питания, правилах диеты.

 

В подростковом возрасте требования обретения собственной идентичности и угроза этой идентичности в первую очередь выражаются в развитии сексуального тела, которое становится объектом для конкретизации тревог, связанных с идентичностью. Оба пола вступают в пубертат с похожим соотношением мышц, жира и скелета, но выходят из него с совершенно разными пропорциями. Этот период является тяжелым испытанием для подростка, качество прохождение которого может повлиять на всю последующую жизнь человека.


Страхи подростка переживаются в качестве физической тревоги, от которой человек, с одной стороны очень сильно страдает, но с другой стороны, представляет собой меньшее из двух зол по сравнению с всепоглощающей угрозой страхов, которые связаны с идентичностью. Чаще подобные тревоги наблюдаются у девушек, однако страдают и юноши, которые испытывают страхи связанные с собственным полом, однако юноши говорят об этом реже и менее открыто.

У девочек с ускоренным половым развитием гораздо чаще возникают идеи физического недостатка, нежели у девочек с нормальным созреванием. У юношей, наоборот, благоприятной почвой для развития дисморфофобии часто является ретардация с задержанным или недостаточным сексуальным развитием.

В отличие от ипохондрика, который с большой охотой и рвением посещает докторов и жалуется на право и на лево, подросток, страдающий дисморфофобией закрывается, нарциссически отрекается от от внешнего мира. Наряду со страхом и жуткой озабоченностью подросток мучится от стыда. Стыд подразумевает болезненное ощущение, что аспекты Я являются плохими, никчемными и неадекватными. Многие исследования решительно утверждают, что склонность личности к стыду, низкой самооценке и озабоченностью внешностью впервые обнаруживается в детстве и впоследствии трансформируется под воздействием более обширного социального опыта.

Установлено что люди с дисморфофобией часто подвергались воздействию общественного опыта стыда, столкнувшись, например, с игнорированием эмоций, слабостью привязанности, издевательствами или сексуальным насилием.

«...человек, испытывающий стыд удваивается через восприятие себя со стороны, становясь одновременно воспринимающим и воспринимаемым. Он смотрит глазами окружающих на свое воплощенное Я».

Для некоторых людей стыд испытываемый ими и очевидный для других может стать тяжелым испытанием чтобы перед ним устоять. В результате мышление человека может переориентироваться, направиться вовнутрь и начать вращаться вокруг внешнего вида тела в попытке контролировать внешние точки зрения на самого себя. Таким образом, попытку создать идеальное тело можно рассматривать как стремление обеспечить принимающий и любящий взгляд другого.

 

В случае возникновения дисморфофобии подростки высказывают убеждение, что у них «чудовищной формы» нос или рот, «идиотски широкий лоб», «маленький рост», «жуткаяполнота», «мерзко  выступающие  щеки», «безобразно кривые зубы»,  «красный, как у алкоголика, нос», «смешные веки», «жирные ноги», «маленький», «тонкий» или «кривой» пенис, «уродливо кривые ноги», «омерзительно круглое, как луна, лицо» и т. д. При этом подростки или допускают мысль, что подобный «дефект» может встречаться и у других людей, или утверждают, что «уродство» их особенное, «отвратительное», намногобезобразнее.

 

Возникновение «дефекта» объясняется по-разному. Чаще всего подростки винят в этом «судьбу» или родителей: «уж такой уродливый уродился», «такая наследственность», «родители наградили», «родили чудовище», «уродкамать родила уродкудочь», «отец с матерью недосмотрели», «раскормили» и т. д.

При дисморфофобии в фантазии подростков матери несут ответственность за неправильное формирование их тела.

15-летняя девочка рассказывает, что вскоре после первой менструации у нее появился страх, что она больна раком брюшины. Когда появлялись кровотечения, она злилась на мать, на которую она возложила ответственность за то, что она кровоточит. Ругаясь, она требовала мать дать ей тампоны. Она постоянно надевала по пять трусов, потому что у нее был панический страх, что внезапно начнется менструация и кровь потечет по ногам (по 2).

В следующем клиническом примере маниакально-неисправимые фантазии о слишком маленьком пенисе восходят к псевдоэдипальному овладению пенисом со стороны матери ребенка которому на тот момент было восемь лет (по 2).

Господин Н. 25 лет безработный живет с матерью, жалуется на сильное чувство стыда: «Мой пенис недоразвит, он слишком маленький и тонкий, хотя у него бывает эрекция осчастливить женщину мне вряд ли удастся. Страхи начались в возрасте 15 лет. Мужчинеочень трудно об этом говорить, только год назад он открылся своей матери. Поскольку пенис слишком мал, из-за этого у него возникли проблемы в развитии, до 15 лет у него был широкий круг друзей, но потом он замкнулся в себе, поскольку «все говорили что я ничтожество». Он едва мог выходить из дома («Я не могу выносить взгляды людей так как они все обо мне знают). Единственный стимул жить дальше — это операция. Но уролог к которому он обратился отговорил его от этого, в Германии таких операций не делают, но он надеется на операцию в одной из стран Восточной Европы.
Его мать ревностная католичка, для которой сексуальность полное табу. Родители часто ругались и когда они все же расстались мальчику было семь лет. Отец контакта с сыном не поддерживал, мальчик жил в тесном контакте с матерью, помогал ей в трудностях. В возрасте восьми лет мать отвела мальчика к педиатру, озабоченная тем, что его пенис слишком мал (!). Педиатр сказал, что половой орган может быть разного размера.
Мужчина заполнял биографический опросник: «В семь лет я вступил в команду по хоккею. В душе надо мной смеялись товарищи по команде, потому что мой пенис был слишком мал. Хотя я любил ледовый спорт, я оставил спорт год спустя. Мать не знала настоящей причины. Я помню стыд, который испытывал. В начальной школе я почти забыл, что мой член слишком маленький. С началом полового созревания я испытал сильный стыд, когда одноклассники смеялись над моим пенисом во время занятий по плаванию. Я перешел в другую школу, но надо мной продолжали смеяться из-за того, что я никогда не ходил на плавание и не принимал душ с одноклассниками после урока физкультуры. Я не мог выносить этот стыд и отстал почти по всем дисциплинам.

 

Реже происхождение «уродства» связывается с дурными привычками («морщил лоб», «щурил глаза», «постоянно облизывал губы»), с внешними факторами («физическая травма повредила», «климат повлиял», «от жесткой воды кожа испортилась») или с какой-то серьезной болезнью («авитаминоз», «нарушение обмена веществ» и т. д.).

Поделиться в соцсетях: